Тростенецкое сельское поселение

Официальный сайт органов местного самоуправления сельского поселения

муниципального района «Новооскольский район» Белгородской области

 01 Авг 2015 12:48

Летопись

Местность в древности называлась диким полем или Северной землей, т. к. здесь жили северяне и поляне – племена восточных славян. В 884 году Киевский князь Олег подчинил полян и северян своей власти и их земли вошли в состав Киевской Руси. В 11 веке Приосколье стало частью переяславского княжества, а в 12 в. – Новгород - Северского. На протяжении долгого времени на эти мирные земли нападали различные кочевники: сперва печенеги, затем сменили их половцы. В 13 веке территория Руси попала под тяжелое монголо-татарское иго, которое закончилось в 1480 году. Но угроза нападения на южнорусские земли не исчезло. Она исходила  теперь от Крымского ханства, выделившегося из Золотой  орды. Крымские татары еще долго совершали свои хищные набеги. Для этого они использовали степные дороги (сакмы, шляхи), по которым проникли через Приосколье. Изюмская сакма (Изюмский шлях) пересекла Приосколье в районе современного села Яблонова Корочанского района, другая сакма Кальмиусская, проходила по левому водоразделу Оскола, восточнее города Нового Оскола. Дороги располагались на возвышенных сухих местах, так как татарская конница избегала переправ, заболоченных мест и лесов. Жители Приосколья  располагали  свои поселения, используя естественные укрытия. Для села Тростенец естественным укрытием с южной стороны была река Тростянка, болото с восточной, леса с западной и с северной стороны.

В конце 16 века в Приосколье сооружается ряд городов- крепостей и земляной вал – Белгородская черта – для защиты южных границ России. В своей работе «Белгородская черта» профессор В. П. Загоровский, изучив древние документы Центрального Государственного Архива Древних актов, пишет о том, что Тростенец существовал ещё до  сооружения Белгородской черты. Возможно, что село было уже и при монголо – татарах, так как жители села Тростенец находили серебряные монеты с шестиугольными звездами и полумесяцем.

Тростенец располагался за Турецким валом между городами Яблонов (на Изюмской дороге) – ныне село Яблонево Корочанского района и городом Царев Алексеев – ныне город Новый Оскол.Оборонительный  вал отстоял от села на расстоянии в 5- 6 км. Остатки Турецкого вала видны с правой стороны дороги при движении из Тростенца в Велико – Михайловку (между деревней Красная Каменка и трассой на Василь-Дол).

Первое поселение было на южном склоне холма, на левом, северном, берегу реки, несшей свои воды с запада на восток. Говорят, что первыми поселились братья по прозвищу Жандары. В настоящее время, как рассказывает Дубенцев Мартин Владимирович (с 1924 г.р.), от Жандаров в Тростенце уже никого не осталось. Последние Жандары жили, при его памяти, в районе, где сейчас живут Тюлины.

Андреев Василий Истофиевич - один из первых братьев - Жандаров. Поселились братья семьями на берегу полноводной реки, берега которой прятались в зарослях тростника, камыша и рогоза, богатой рыбой и птицей. Рядом – густые леса со зверьем и дичью. Село получило свое название по береговым зарослям реки. Гревцева Наталья Ильинична (1895 г. р.) вспоминала, что ее дед рассказывал, как его родители (т. е. в начале 19 века) ловили в реке крупную рыбу. Вода в реке была ключевая, все родники из-под окрестных холмов впадали в нее, а река потом впадала в реку Холок. Река, на которой расположился Тростенец, называлась Тростянка. Сейчас от реки осталась только пойма, хорошо видная с Титаева моста (старинное название моста через Тростянку по дороге на Велико–Михайловку), да небольшой ручеек, по берегам которого все еще растут тростник, камыш и рогоз.

Для ведения сельского хозяйства пришлось корчевать лес. Землю, отвоеванную у леса, делили на дворы. Земля передавалась по наследству. Недалеко от села (к юго-западу) у леса есть Съезжий лог. Старожилы говорят, что своё название он получил потому, что в этот лог ещё во время образования села съезжались преступники (конокрады, воры, разбойники).

В селе была помещичья усадьба, но крестьяне считались не крепостными. Только несколько дворов принадлежали помещичьей семье и считались барскими. До настоящего времени в народе деда Агеева Дмитрия Владимировича (1948 г.р.) называют Кирюшунька Барский (1889 г.р.), т.к. его родители и он сам были барскими людьми. В 1708г. Тростенец был приписан к Киевской губернии, с 1727 года – к Белгородской губернии, а с 1797 г. – к Курской губернии.

В1912 году село принадлежало Курской губернии Новооскольского уезда Богородской волости (адрес с письма открытки от 6.07.1912 г.) В 1885 году в с. Тростенец было 1756 жителей; в 1901 году – 2000 жителей; в 2005 г. – 908 жителей.

В начале 20 века в Тростенце было две церкви, обе деревянные. В период с 1905 – 1910г. старая церковь сгорела. Но еще задолго до пожара, где-то с 1882 года, в селе началась постройка новой, тоже деревянной церкви. Строили новую церковь всем селом, лес рубили на поляне в Барсучем лесу (к северу от Тростенца), там же церковь и собирали. Эта поляна с тех далеких пор получила название Церковная поляна. Потом бревна с Церковной поляны всем селом перевозили в Тростенец. Об этом помнила мать Пальщиковой Ефросиньи Андреевны (1928 г.р.), которая родилась в 1880 году. Становили церковь плотники - хохлы, без единого гвоздя. Стоит церковь на кирпичном фундаменте, размер кирпича не соответствует современному стандарту.

В начале 20 века новая церковь уже стояла, и во время пожара в старой церкви народ боялся, как бы не сгорела новая, стоявшая недалеко от старой.

После пожара стала служить новая церковь и продолжались отделочные работы. Дубовые бревна снаружи были обшиты досками, выкрашены краской кирпичного цвета и расчерчены белыми линиями, зрительно создающими впечатление, что церковь - кирпичная. Штиль, несущий крест, возвышался над колокольней метров на 8, заканчивался шатром (в народе его называли кубышкой). На шатре стоял крест. Все это было обито медью красной и сверкало в лучах солнца как позолота. Покрыта церковь была оцинкованным железом. Были три входа с притворами и крыльцами: западный, северный, южный. Церковь была обнесена кирпичной, узорчатой оградой. Ограду разобрали в 1934 году для фундамента под школу колхозной молодежи (ШКМ).

Церковь строилась как трехпристольная: Первый пристол (главный) Покрова Пресвятой Богородицы, Северный престол – в честь архистратига божия Михаила.

Зимой 1916 года со станции Холки на 4-х лошадях привезли новый колокол, рассказывают, что звон этого колокола был слышен в окрестных селах. Зимой 1916 года колокол был затянут холстами на колокольню.

В июле 1916 года село Тростенец провожало из новой церкви человек 30 мужиков на германский фронт. Не вернулся ни один человек.

Из бревен, оставшихся от строительства новой церкви, в селе Тростенец была построена церковно-приходская школа. Стояла она через дорогу севернее церкви на месте современной подстанции. Представляла собой дубовый, обмазанный глиной, дом, состоящий из двух классных комнат и двух комнат для учителей, разделенных общим коридором, выходящим в сени. В селе эту школу называли «Верхней» школой. В 1914 году рядом с церковью было построено здание кредитного общества, где под классы было отведено 2 комнаты и имелась квартира для учителя. Эту школу в селе стали называть «Кредит».

Перед революцией дети крестьян побогаче учились в доме священника отца Алексея, где их учила матушка Мария Николаевна и ее дочь Анна Алексеевна. Об этом рассказывала Андреева Евдокия Александровна (1907 г.р.) и Катюкова Ксения Александровна (1911 г.р.).

Посещение школы было не обязательным. В школу ходили зимой, когда становилось меньше работы дома. Обучение для многих заканчивалось 1-2 классами. Гревцева Наталья Никитична (1895 г.р.) рассказывала, что она перешла во второй класс и на этом ее образование закончилось: надо было прясть, ткать, помогать по хозяйству.

Кроме уроков чтения, письма и счета в школе преподавался Закон Божий. Вел его священник отец Алексей Титов. В 1914 году отец Алесей построил новый дом, который стоял через дорогу от современной школы.

В конце 19 - начале 20 века в Тростенце жила барская семья. Усадьба располагалась в северо- восточной части села, в саду, который сейчас называется  Бариным садом. Сторожилы называли имя барыни –Надежда Сергеевна. Жила она в доме на кирпичном фундаменте, который стоял на восточной границе сада. В 1914 году Надежда Сергеевна уехала в город Харьков в связи с назревающей революцией, продав часть своих владений.

Другой барский дом стоял севернее современного дома, где жила Чехлыстова Ефросинья Стефановна (1907 г.р.). Владел этими «хоромами», как их называли в Тростенце, Протопопов Михаил Спиридонович – полковник царской армии, действительный статский советник, и его жена –Протопопова Ксения Фоминична. Было у них двое детей: сын Протопопов Алексей Михайлович и дочь Протопопова Евгения Михайловна.

Чехлыстов Вячеслав Митрофанович (1941 г.р.) вспоминал, что «хоромы» стояли в конце их огорода до середины 50-х годов. Представляли собой дом  длиной метров 30 со множеством комнат, крытый соломой. На чердаке дома Вячеслав Митрофанович находил много старинных ружей. Дом Фоминичны разобрал для постройки своего дома Ефанов Михаил (отец Евдокимовой Татьяны Михайловны)  в 50 годах 20 века. Хорошие земли были и Протопоповой Ксении Фоминичны: Подинки ( прилужное место), Гора с садами и два квартала леса ( квартал от холок и квартал на Белой горе). Остальной лес с северной стороны Тростенца был казенный. Лес с западной стороны Тростенца – это Заповедный лес, часть его – угол Лошакова - это был мужицкий лес.

Лучшие земли в селе принадлежали священнику отцу Алексею: там, где сейчас расположены улица Новоселовка с огородами и улица Верхняя Новоселовка. Эти улицы появились в селе в 20 годы, после того, как у отца Алексея отобрали землю.

До революции в селе Тростенец был староста, который не знал грамоты. Писарем у старосты был Дубенцев Владимир Антонович (1880 г.р.), отец Дубенцева Мартина Владимировича (1924 г.р.), с окладом в 8 рублей в год. Брат писаря Дубенцев Николай Антонович (1882 г.р.) служил в царской армии, имел 4 Георгиевский креста и 4 медали, служил во втором туркестанском кавалерийском полку, в 1914 году в звании штабскапитана командовал на фронте полковой ротой разведки.

В селе было два магазина (частных). Хозяином одного был Бабоша Афанасий Яковлевич. Жил он на центральной улице – Моздовка (современное название – улица Петрова), где сейчас дом Косова Владимира Николаевича. Хозяином второго был Петр Зотов, его магазин был на прогоне (современное название улица Нагорная).

Был ли медпункт в селе – никто не помнит. Роды принимались на дому повивальной бабкой (на Горе роды принимала бабушка «Матвеевна» - (Гревцева Анастасия Матвеевна –18   г.р.).  Гревцева Наталья Никитична  (1895 г.р.) рассказывала, что, когда заболит горло, они ходили к барыне, у которой была дочь Женя, и она им смазывала шею сначала камфорным маслом, а потом йодом.

Обществом села Тростенец была построена пожарка, в народе это здание называлось «Стойка». Под одной крышей находилось помещение для лошадей и помещение под сено. Из западного окна колокольни свисал канат, привязанный к языку колокола. При пожаре сторожа извещали населения ударами колокола.

После Октябрьской революции 1917 года 23 декабря в селе Тростенец образовался революционный комитет, но Советская власть установилась только в январе 1918 года. Первым председателем комитета бедноты был Беседин Григорий Александрович. А секретарем – Гревцева Матрена Михайловна (тетка Беседина Андрея Павловича-1924 г.р.).

С Декретом о земле тростенчане ознакомились на собрании, которое проходило в «Кредите» в 1918 году. От Бедноты выступали Косов Капитон Васильевич. На левой стороне сидели кулаки – владельцы свыше 100 хозяйств. Они задержали раздел земли до весны 1919 года.

На территории сел Киселевка – Тростенец – Лозное действовал продовольственно-ревизионный полк, отбиравший хлеб у кулаков. (Братья Александр и Емельян Беседины, например, прятали хлеб в омшанике между стенами.). В селе Тростенец был убит продкомиссар Петров. Его убили кулаки: Гревцев Егор Федотович, Глушков Петр Васильевич и Косов Егор Ефимович.

Сын лавочника Бабоши посоветовал отцу не ждать раскулачивания, а добровольно передать все имущество государству. Бабоша Афанасий Яковлевич, получив документ о добровольной передаче имущества государству, уехал с сыновьями в Харьков. В доме Бабоши расположился Тростенецкий сельский Совет.

В 1919 году, когда молодая Советская республика была зажата в огненном кольце фронтов, в селе Тростнец был только один коммунист: Косов Капитон Филлипович. К середине лета 1919 года нажим врагов усилился. Деникин бросил в тыл красным конный корпус Мамонтова, который захватил Тамбов, Козлов, Елец. 20 сентября деникинцы захватили Курск, 1 октября – Воронеж, 13 октября – Орел. В ожесточенных боях 20 октября бригада червонных казаков и латышских дивизий освободила Орел. Части конного корпуса под командованием Семена Михайловича Буденного выбили белых из Воронежа. Конница Буденного разбила конный корпус Мамонтова и Шкуро. 19 ноября 1919 года приказом Реввоенсовета южного фронта конный корпус С.М.Буденного был преобразован в Первую Конную Армию, в состав которой входила одна стрелковая бригада и два конных корпуса.

22 ноября 1919 года буденновцы освободили г. Старый Оскол и п. Чернянку. Под г. Новым Осколом и Велико-Михайловкой противник сосредоточил крупные силы. Конная армия готовилась к новым боям. Ее части вышли на исходные рубежи: Кузькино, Малое Городище, Бубново, Василь-Дол, Тростенец. 6 декабря 1919 года в слободе Велико-Михайловка, в доме, где разместился С.М.Буденный, состоялось первое заседание Реввоенсовета Первой Конной Армии.

На площади в Велико-Михайловке состоялся парад (первый по счету) войск Первой Конной Армии. Перед строем И.В.Сталин вручил С.М.Буденному золотое боевое оружие (шашку) с орденом Красного Знамени на нем. Более 500 добровольцев вступило в Первую Конную Армию. Среди них были и Тростенчане: Беседин Егор Алексеевич в Первой Конной Армии, Беседин Михаил Маркович (имел благодарность от С.М.Буденного) Золотарев Савелий Федорович, Пахомов Петр Григорьевич, Беседин Леонид Федорович, Беседин Леонид Иванович, Глушков Лаврентий Дмитриевич.

Барыня Протопопова Ксения Фоминична после того, как у нее отобрали землю, не уехала из Тростенца. Сын ее Алексей Михайлович Протопопов в 1919 году в звании штабс-капитана сдал красным бронепоезд в г. Валуйки. Об этом рассказывал Беседин Матвей Петрович, который был в его команде пушкарем. После сдачи бронепоезда Алексей добрался до Тростенца, простился с матерью и сестрой и направился к Севастополю. В Севастополе его видел Дубенцев Афанасий (отец Дубенцевой Матрены Афанасьевны). Потом Алексей из  Одессы на пароходе бежал в Югославию (г. Врождин). Писал письма в село Тростенец до 1948 года. А Ксения Фоминична приняла примака для своей дочери – Чехлыстова Митрофана (1884 г.р.), состоятельного мужика из села Песчанка. В 1925 году у Митрофана и Евгении родился сын  Михаил. Чехлыстов Митрофан был революционер, работал вместе с Кировым и Калининым. Раскулачиванию не подлежал, так как имел от Калинина «Грамоту». Сдал добровольно в общественную собственность сад, лошадей, мельницу.  От вторых родов (где-то в 1927 году) Евгения умерла. Митрофан женился на Ефросинье (матери Чехлыстова Вячеслава Митрофановича), привел ее в дом к своей бывшей теще – Ксении Фоминичне.

Чехлыстов Митрофан после смерти Жени построил новый дом, который и сейчас стоит. В этом доме Ксения Фоминична умерла в 1940 году в большой нужде и бедности. Внук Михаил забрал письма дяди из Югославии, которые Вячеслав Митрофанович передал в музей школы. Умер Чехлыстов Митрофан в 1954 году, прожив 70 лет, жена его Ефросинья Стефановна умерла в 1997 году, прожив 90 лет. В 1928 году был арестован священник отец Алексей. Церковь закрыли. После Гражданской войны к 1929 году снова произошло расслоение крестьянства. Началась массовая коллективизация. В осень-зиму 1929-30 г.г. в селе Тростенец были раскулачены 55 дворов, имущество перешло в колхоз им. Ворошилова, председателем которого стал Максименко, ранее служивший у помещика приказчиком.

В 1934 году село Тростенец разделили на 3 колхоза: колхоз «Парижская Коммуна» (Гора, Заров, Лягушевка, Цибор, Моздовка – до Сусловых – 4 бригады), колхоз им.Ворошилова (Низ, Моздовка – от Сусловых и до Беседина Федора Сергеевича – 2 бригады), колхоз им. Крупской (Моздовка от Андреевой Ксении Александровны, часть низа, Новоселовка и Верхняя Новоселовка, 3 бригады).

В 1918 году в село Тростенец приехала учительница Олейникова Александра Петровна (1896 г.р.), уроженка села Большая Халань Чернянского района, дочь купца 1 гильдии, которая всю свою жизнь прожила и проучительствовала в селе Тростенец. Умерла 22 февраля 1979 года в комнате учительского общежития, в которое превратили дом отца Алексея, после его ареста в 1929 коду. Этот дом называли «Попов дом». Александра Петровна замуж не выходила и не оставила после себя детей. Дом отца Алексея стал школьным зданием. В период коллективизации школьным зданием служил и дом кулака на улице Моздовке (современное название улица Петрова), который называли по имени его бывшего хозяина: «Хопункова хата». На этом месте стоит сейчас дом Гревцевой Татьяны Кирилловны.

Дубенцев Мартин Владимирович вспоминает, что его в 1931-32 годах в 1-2 классах учила Татаринцева Анна Афанасьевна в Верхней школе, в 1933 году в 3 классе учил Спесивцев Егор Петрович в «Поповом доме», а в 4 классе в 1934 году – Абраменко Иван Демьянович в «Хапунковой хате». Старожилы рассказывают, что директором Тростенецкой начальной школы в конце 20-х  начале 30-х годов 20 века был Подконаев  Алексей Александрович.

Осенью 1935 года в строй вступило еще одно школьное здание – школа колхозной молодежи (ШКМ), построенное из кулацких хат. Школа стала семилетней. ШКМ просуществовала с 1935 по 1974 год. Учителя в селе долго не задерживались: их гнал отсюда неустроенный быт. За исключением немногих, у которых была своя комната в Верхней коле, в «Поповом Доме» или в «Кредите», все остальные учителя жили на квартирах у крестьян.

В 30-е годы школа имела 5 га земли на поле «Новь» у заповедного леса. Старожилы до сих пор это место называют «Школьное». Школьники выращивали овощи и крупяные культуры для школьной столовой. Столовая была в «Кредите». Слева от входа была комната с русской печью, в которой и варили детям кулеш (крупяной суп) повара Глушкова Мария Сергеевна и Андреева Федора Андреевна. Миску и ложку каждый ребенок приносил из дома. Ложки были деревянные

В школе был завхоз – Беседин Ефим Кузьмич, конюх Соловей Михаил Никитич. Все школьные здания отапливались дровами. Топить печи (их в селе называли «трубы») и убирать классы было обязанностью, как говорят старожилы «уборщиков». Уборщиками в 1937 году работали: Дубенцева Ульяна Федоровна, Пахомова Хрестина Ефимовна, Пахомов Григорий Гаврилович. Воду возил в деревянной бочке завхоз Ефим Кузьмич. Осенью 1937 года председателем колхоза «Парижская Коммуна» был избран Агеев Василий Дмитриевич, который чтобы спасти церковь, выкупил ее у райфинотдела. Церковь перешла в колхозное хозяйство колхоза «Парижская Коммуна». В ней сделали кладовую, ссыпали туда подсолнечник, веяли в ней зерно ручной веялкой. Весной 1938 года, приехавшие из района люди сбросили колокол с колокольни, и он разбился на куски. Куски увезли. В 1938 году председателем колхоза « Парижская Коммуна» опять был избран Косов Федор Максимович. В 1939 году Косов Федор Максимович и Глушков Александр Ермолаевич спилили крест на колокольне. Перед Великой Отечественной войной церковь была разграблена: исчезли иконы и церковная утварь, содрана наружная обшивка, раскрыта кровля; железо с крыши увезли в Подвислое и покрыли там школу. А церковь покрыли камышом.

В 30 е годы в Тростенце уже был медицинский пункт. Располагался он на Моздовке. В хате, которая стояла там, где сейчас живут Панковы. Медицинскую помощь оказывал врач Иван Ильич, приезжавший из Шараповки. Беседина Агреппина Кузьминична ( 1916 г.р.), которая работала санитаркой на медпункте, рассказывает, что Иван Ильич лечил травами, ставил банки, назначал и давал порошки, делал уколы. В здании сельсовета была почта. Перед войной председателем сельсовета был Косов Николай Александрович (1913 г.р.), который ушел на фронт осенью 1941 года. После него председателем сельсовета стал Плужников, почтальонами работали жена председателя сельсовета Плужникова Елена Денисовна и Беседина Варвара Терентьевна.

В каждом из трех колхозов села Тростенец были свой клуб с правлением и библиотека, кладовая, детские ясли, ферма, кузня, конюшня, ветеринарные работники. В колхозе им. Крупской клуб был построен из кулацких хат.

Большое внимание уделялось ветеринарной помощи домашнему и колхозному скоту. Перед войной и после войны до 1960 года  ветеринарным работником в колхозе « Парижская коммуна» был Гревцев Николай Дмитриевич (1897 г.р.). В колхозе им. Ворошилова ветработником был Беседин Иван Алексеевич, в колхозе им. Крупской – Косов Александр Никифорович – отец Косова Михаила Александрович (директора Тростенецкого СДК).

Колхозные поля пахали на лошадях, волах и открытыми тракторами с железными зубчатыми колесами. Тракторами колхозы обслуживали Бубновская МТС. В начале 30-х годов Бубновская МТС имела тракторы «Фордзон-Путиловец», «Универсал», ХТЗ.

Хлеб косили вручную и конными косилками, отобранными у кулаков. Зерно молотили конными молотилками и вручную – цепами. Пальщикова Ефросинья Андреевна (1928 г.р.) рассказывала, что в колхозе «Парижская Коммуна» перед войной была своя машина – полуторка, которая топилась дровами, шофером был Пальщиков Дмитрий Андреевич, а грузчиком – Косов Семен Данилович.

Тростенчане умели работать на земле, умели и отдыхать. Хотя церковь была закрыта, но строго отмечались все религиозные праздники. Широко праздновали в Тростенце Покров, Миколу-зимнего, Рождество, Крещение, Масленицу. Традиционно на масленицу устраивались катания на санях, а мужчины собирались на кулачные бои – «кулачки». Торжественно и весело праздновали Пасху, Троицу. Женщины и девушки в годовые праздники надевали самые красивые юбки (атласные, французские), завески, платки, кофты – распашонки, жилетки, шали. Местные модистки: Беседина Наталья Захаровна  (бабка Цукановой Марии Алексеевны), Гревцева Пелагея Илларионовна, Косова Анна Федоровна.

Верхнюю одежду – шубы, зипуны, коротайки ( вроде пиджака или легкой  куртки) шили мужчины: Дубенцев Петр Васильевич, Пахомов Максим Павлович, Пахомов Александр (в народе его называли «дед Кува»)

Сапожников в селе не было. Сапоги Тростенчане ходили заказывать сапожникам в село Велико-Михайловку. Летом ходили босиком, или в летних лаптях без онуч, а в праздники надевали черевики – вязанные крючком из черной овечьей шерсти и подшитые кожей тапочки с застежкой на пуговичку. В осеннюю и весеннюю слякоть ходили в лаптях с онучами, зимой – в валенках. На осенние и весенние праздники обязательно надевались кожаные сапоги, которые были обязательной частью приданного невесты и частью костюма жениха. Девушки надевали ботинки со шнуровкой на крючках, сохранившиеся еще с дореволюционных времен. Хотя клубы и были, но молодежь зимой по старинке собирались на досветки к одиноким жителям (по договоренности).

Тростенец славился своими песнями. До наших дней сохранились старинные песни: «Во лозе во лозецкой». «Грусть – тоска», «За лесом солнышко скатилось» и др. Помнят в Тростенце голосистых певуний: Косову Анну Даниловну, Беседину Марию Петровну, Пахомову Ольгу Петровну, Шпиневу Анастасию Михайловну, Дубенцеву Марию Федоровну, Глушкову Прасковью Ивановну, Фатьянову Марину Петровну, Косову Евдокию Ивановну, Лаврову Пелагею Павловну, Беседину Веру Федоровну, Гревцеву Акулину Ивановну

Любимыми песнями-танцами были «Барыня», «Страдание», «Подружка», «Сербиянка», «Яблочко». Плясали «Краковяк», «Польку-бабочку» Музыкальными инструментами были балалайка, гитара, гармонь.

Военное время.

22 июня 1941 года в жаркий воскресный день многие жители с. Тростенец отправились в райцентр Велико-Михайловку на базар. Оттуда привезли страшную новость: война! Ни радио, ни телефона в Тростенце не было.  22 июля 1941 года в 12 часов дня выступал по радио Молотов. Его выступления слышали  на площади в Велико-Михайловке тростенчане, кто еще не успел уйти с базара домой.

Ближайший телефон был в Василь-Доле. Вестовой на коне каждый день ездил в Василь-Дол за телефонограммами и повестками. Повестки стали приходить прямо с первого дня войны. Например: Пахомова Петра Павловича (1901 г.р.), отца Пахомова Афанасия Петровича, провожали на войну по повестке 23 июня 1941 года, а погиб он в Восточной Пруссии 15 марта 1945 года.

Оставшиеся в селе, т.е. женщины, подростки и старики, не покладая рук, с удвоенной энергией работали на полях и фермах, «Все для фронта, все для победы!»

Колхозы поставляли стране хлеб, мясо, овощи, фрукты. Зимой 1941-1942 года в Бубновской МТС заканчивали четырехмесячные курсы трактористов девушки из села Тростенец: Беседина Анна Васильевна(1926г) Беседина Анастасия Филипповна (1925 г.р.), Пахомова Наталья Егоровна, Боровлева Федора Федоровна, Косова Домна Ивановна, Пахомова Татьяна Михайловна, Глушкова Екатерина Викторовна. Начиная с весны 1942 года, Они работали трактористами на колхозных полях Тростенца. Во время оккупации МТС существовала, немцы ее не трогали. И эти же девушки работали трактористками и во время оккупации, и после  освобождения.

Население села привлекалось к работам по расчистке дорог, созданию оборонительных сооружений, доставке грузов к передовой. На железнодорожную станцию Новый Оскол прибывали грузы с боеприпасами, военной техникой и живой силой. И все это под Белгород.

Уже осенью 1941 года враг подступил к белгородскому краю. 20 октября 1941 года немецко-фашисткими войсками был взят Белгород. После взятия немцами Белгорода, все председатели колхозов села Тростенец в срочном порядке ночью жгли колхозные документы. Колхозную пасеку и все, что было в колхозных амбарах, разделили колхозникам на трудодни. Думали, что немцы будут здесь скоро. Но в Тростенец немец пришел 5 июня 1942 года. Немецкие разведчики шли цепью со стороны Василь-Дола, Кузькина и Заповедного леса, за ними ехали мотоциклисты и кухня. Немцы свернули на прогон и двинулись на север и северо-восток села. В этот же день был бой: стреляли пушки-«сорокопятки» с Киселевки на Подвислое. Затем немцы установили свою власть. В Поповом доме была волость, из местных жителей были назначены волостной старшина, староста, полицаи, писари. Была открыта церковь. Немцы привезли с собой священника. И больше церковь не закрывалась. Колхозы теперь стали называться земообществами. Волостью были назначены люди, руководившие сельхозработами: в колхозе им. Ворошилова – Андрей Абашин, в «Парижской Коммуне» - Кобец, в колхозе им. Крупской – Касник Гуков. Все поля были разделены на десятидворки, которые были обязаны отвечать за порядок, уборку и вспашку своего поля. Каждое утро из Велико-Михайловки приезжал комендант с переводчицей и давал наряд на работу. В основном, кроме полевых работ, это были работы по переделке колхозных конюшен под гаражи, где ставили свои автомобили шофера-мадьяры, и заготовки леса.

В школе продолжались занятия. В «Кредите» занимался 1 класс, который учила Александра Петровна Алейникова, а в других комнатах жили раненые мадьяры. Во время оккупации в нескольких классах проводились занятия, несколько комнат были отведены под кладовую (ссыпали туда подсолнечник), а несколько комнат под конюшню для мадьярских лошадей. Директором школы во время войны был Павлюков Александр Федорович, учителя: Шаповаленко Вера Степановна, Гончарова Евгения Михайловна, Алейникова Александра Петровна, Самойлова Мария Ивановна, Потапова Мария Денисовна, Пахомов Федор Михайлович (ушел на фронт 5 мая 1942 года), Трегубова Татьяна Сергеевна, Косова Анастасия Михайловна (1915-2000), Косова Антонина Ивановна. Был урок закона Божия, который вел священник. В селе был установлен комендантский час. В Велико-Михайловке была немецкая тюрьма (недалеко от садика). Сидел там отец Пахомовой Евдокии Александровны (Рябчиковой) по ложному доносу. Находясь в тюрьме, он был свидетелем расстрела молодой еврейки с двумя дочерьми 5-7 лет. Они были расстреляны на территории современного Велико-Михайловского кладбища. В этой же тюрьме был расстрелян брат Пахомовой Хрестины Ефимовны – Капустин.

Пахомов Василий Александрович (1924 г.р.), бывший учитель химии и биологии Тростенецкой восьмилетней школы, вспоминает, что в октябре 1941 года после Покрова человек 50 молодежи из села Тростенец были направлены сразу с вещами на медкомиссию в поселок Чернянку для отправки на работу в Германию. За село молодежь провожали с попом и святостями, затем трое верховых сопровождали идущую пешком молодежь до самой Чернянки. Медкомиссия шла несколько дней. Те кто был постарше и поопытней натирали тело крапивой и перцем, солью, травили себя табаком, чтобы на теле были раны вроде экземы или чесотки. Немцы боялись кожных заболеваний. Медкомиссию прошли 40 человек. Из этих 40 человек не вернулся домой один –Беседин Василий Дмитриевич, который погиб при бомбежке в Германии.

Был назначен и второй этап отправки молодежи в Германию, но он не состоялся, так как  немец стал отступать.

Непосредственно война прокатилась по краю дважды: в июне 1942 года с запада на восток, а в январе-феврале 1943 года – с востока на запад. Так сложилось, что в краю выдающихся военных сражений не было. Здесь военные действия проходили как отголосок либо крупных поражений наших войск, либо крупных побед.

Немецко-фашистское  командование намеревалось закрепиться на рубежах реки Оскол и ни в коем случае не сдавать железную дорогу Москва-Донбасс. Но 24-26 января 1943 года войска Воронежского фронта перешли в наступление. Наступили они широким фронтом в направлении Курска и Харькова. В результате этого наступления были освобождены Касторное и Старый Оскол, Новый Оскол и другие города Курской области.

Новый Оскол был освобожден с 28 на 29 января 1943 года, село Тростенец – 3 февраля, Велико-Михайловка –3 февраля 1943 года.

При отступлении у Тростенца было убито много мадьяр. Пахомов Афанасий Петрович (1926 г.р.) и Гревцев Иван Николаевич (1928 г.р.), вспоминали, что пулеметчик, сидевший в лозняке у киселевского моста, гнал их на Тростенец. Потом погибших мадьяр тростенецкие ребята свозили на кладбище в Тростенец и захоронили их там. Но весной 1943 года эти же подростки по решению жителей села вынесли тела мадьяр с сельского кладбища и перезахоронили за пределами села в глиннище.

С освобождением района от немцев война для тростенчан не закончилась. Край еще в течении 9 месяцев был прифронтовым.

Одновременно шло восстановление колхозов, МТС, оказывалась помощь фронту. Жители села по очереди (по одному от каждого из трех колхозов) дежурили сутки в сельском Совете. Население вновь привлекалось к строительству оборонительных сооружений. Более 2000 человек участвовало в строительстве стратегически важной железной дороги Старый Оскол - Ржава. Весной 1943 года 27 девушек села Тростенец принимали участие в строительстве этой дороги.

Для тростенецкого края был знаменателен 1943 год. В июле-августе в военном единоборстве Советская Армия нанесла сокрушительное поражение немецко-фашистским войскам на Курской дуге. Жители села Тростенец тоже были участниками Курской битвы. Это Дубенцев Федор Иванович, Беседин  Федор Сергеевич (1913 г.), Беседин Андрей Павлович (1924 г.), Пахомов Василий Максимович (1923 г.), Косов Михаил Федорович (1923 г.), Беседин Илья Александрович (1915.).

Не все вернулись с поля боя. Книга памяти запечатлела, что в войне погибло 9383 новооскольца. В том числе 265 погибших тростенчан и 67 человек пропавших без вести.

Наряду с мужчинами на фронте сражались и женщины. Нина Федоровна Беседина родом из Глушковского района Курской области. 23 июля 1941 года с семью подругами по медицинскому училищу она пришла в райвоенкомат с просьбой отправить ее на фронт добровольцем. Сначала получила отказ, но через неделю получила повестку и была отправлена на фронт. Первое боевое крещение получила под Харьковом, где была фельдшером артиллерийского дивизиона сорокапятимиллиметровых пушек, в г. Юзюм. Затем она была направлена фельдшером на Северо-Кавказский фронт в звании лейтенанта медицинской службы. Дошла до Праги (Чехословакия), где была тяжело контужена. На фронте вступила в ряды КПСС. Имеет правительственные награды: Орден Отечественной войны второй степени, Орден Маршала Жукова, медаль «За боевые заслуги» и много других медалей.

Офицером-фронтовиком был и ее муж Беседин Егор Васильевич (1923 г.) бывший учитель Тростенецкой восьмилетней школы.

В 1943 году при подготовке битвы на Курской Дуге создавалась глубоко эшелонированная оборона. Было создано 3 линии обороны. Это делалось с целью не допустить прорыва немецко-фашистских войск в глубь страны. На оборонительных рубежах создавались запасы боеприпасов и минировались подступы к ним. Битва на Курской Дуге началась наступлением противника 5 июня 1943 года, но прорвать первую линию обороны наших войск наступающий противник не сумел. Больше того, немецко-фашистская армия потерпела сокрушительное поражение и вынуждена была отступать. Фронт советских войск стремительно передвигался на запад, вместе с войсками уходили и саперные части. Но нужно было обезвредить обширную территорию от оставшихся боеприпасов,  мин (наших и немецких). Эта трудная задача легла на плечи 16-17 летних  пареньков, которые по призыву райвоенкоматов проходили краткосрочное обучение на задание. Житель села Тростенец Беседин Григорий Афанасьевич (1927 г.) был таким минером. Летом 1944 года Великомихайловским райвоенкоматом он был направлен на краткосрочные курсы минеров, потом участвовал в разминировании белгородских полей. Беседин Григорий Афанасьевич – единственный минер Тростенца.

Как известно, вторая мировая война началась 1 сентября 1939 года нападением гитлеровской Германии на Польшу. А закончилась 2 сентября 1945 года подписанием акта о безоговорочной капитуляции Японии в Токийском заливе на борту американского линкора «Миссури».

С советской стороны его подписал генерал-лейтенант К.Н.Деревянко. Жители Тростенца Косов Иван Иванович (1926 г.), Косов Семен Данилович (1922 г.), Беседин Иван Афанасьевич (1924 г), Беседин Иван Ильич (1922 г.), Косов Алексей Сергеевич (1916 г.) - участники Великой Отечественной войны, принимали участие в разгроме квантунской армии на Курильских островах.

Весну 1945 года подростки, женщины и другие жители села Тростенец встречали тяжелой работой на полях. Было трудно, но радость приближающейся победы воодушевляла людей.

Начало мая 1945 года. Известие о победе ожидается со дня на день. Вспоминает Косова Марфа  Никитична (1928 г): «По ранению пришел с войны мой отец Косов Никита Ильич. Его назначили председателем колхоза им. Ворошилова. 9 мая мы приехали на коровах на поле «Падинки». Была середина дня. День был ясный и солнечный. Вдруг смотрим: к клубу колхоза «Парижская Коммуна» бегут люди с флагами. Мы распрягли коров, отогнали их в стадо, которое паслось на лугу, и прибежали к клубу. Там уже заканчивался митинг, выступал председатель колхоза «Парижская Коммуна» Косов Федор Максимович. У него на фронте погибли сын и брат. И в конце выступления он заплакал. Было много народу. Кто радовался, а кто потерял на фронте близких – плакали. Играла гармошка, пели и плакали». Вспоминает Гревцева Евдокия Леонтьевна (1929 г): «Митинг мы не видели. А возле магазина кто плясал, кто пел, а кто плакал». Это был праздник Победы, праздник радости и горя.

В 1956 - 1957 гг. был уже один колхоз им. Крупской, председатель Косов Николай Александрович. В колхозе было 1712 человек. В колхозе техники не было. Работали на лошадях, волах.

С 1958 г. по 1986 г. председателем колхоза был Беседин Петр Михайлович (колхоз им. Крупской). Начали поступать трактора малой мощности. Появились первые механизаторы. Это были: Косов Петр Кириллович, Косов Николай Стефанович, Беседин Михаил Григорьевич, Золотарев Михаил Васильевич, Беседин Фома Антипович. В 1958 г. было уже 12 тракторов и 4 комбайна. Техники с каждым годом становилось больше. Высевались зерновые культуры: ячмень, пшеница, овес, горох, просо, кукуруза на силос, вика. Сахарную свеклу начали сеять в 1956 году. Для корма скота высевали кормовую свеклу, клевер, люцерну, эспарцет. В колхозе занимались овощеводством, выращивали капусту, помидоры, огурцы, столовую свеклу, морковь, арбузы, кабачки, картофель.

В 1959 - 1960 гг. строились мастерские, МТФ, дома.

Также в центре села находится церковь.

Раньше церковь была каменной и находжилась на кладбище. После венчания оставили зажженными свечи и случился пожар, церковь сгорела, на её место поставили колокольню. Новая церковь была построена по инициативе местных помещиков, которые выделили лес. Строили церковь приезжие мастера, помогали местные мужики. Это было, примерно, в 1887 году. Церковь по тем временам была богатая, много было икон. Село было большое, церковь трёхпрестольной:

- 1 престол - Александр Невский (гора);

- 2 престол - Михайлов день (низ);

- 3 престол - Покров пресвятой богородицы.

Были на церкви большие колокола. По праздникам церковь перезванивалась с Велико-Михайловской церковью. В годы революции церковь была разграблена, хотели разрушить, сняли колокола. Председатель колхоза Агеев Василий Дмитриевич предложил колхозу выкупить церковь на слом. Выкупили, но не сломали. В церкви было зернохранилище. Во время Великой Отечественной войны начала действовать половина церкви. Потом опять закрыли. Где-то в 50-60 гг. и до нашего времени церковь работает.

Колхоз им. Крупской стал постепенно набирать силу: увеличилось поголовье КРС, в том числе коров, в 1958 г. оно составляло 170 - 190 голов. Надой молока на корову был 1800 кг.

В 60-тых годах поголовье коров уже было 250 голов и надой поднялся до 2500 кг на корову. Постепенно начала подниматься урожайность зерновых. До 1958 г. она составляла 13-15 ц/га, а в 60-тых годах увеличилась до 20 ц/га, поэтому увеличилось валовое производство зерна: от 16 000 ц. до 25 000 ц. Увеличилась площади сахарной свеклы до 500 га.

Началось строительство в колхозе и покупка новой техники. Проведено по селу освещение, радио, водопровод. Были построены: зернохранилище, крытый ток (сарай), мельница, баня, свинарник, овчарник, мастерские для ремонта тракторов, столовая, контора, магазин, коровник 4-х рядный.

В 70-тых годах поголовье коров было 600 голов, надой 2600 - 2700 на фуражную корову. Выращивались в колхозе свиньи, овцы, птица и была пасека. Зерновых возделывали 1100 га, урожайность поднялась до 25 ц/га. Сахарной свёклы урожайность составила 260-300 ц/га. За эти годы было много построено: склады под минеральные удобрения и ядохимикаты, два коровника четырёх рядных, конюшня, гараж для автомобилей, плотницкая мастерская, медицинский пункт, клуб, школа, ЗАВ-10, КЗС-206, цистерны для жидких минеральных удобрений, пилорама, нефтебаза. Закупалась техника, уже насчитывалось: тракторов - 29, зерновых комбайнов - 7, свеклоуборочных комбайнов - 14, силосоуборочных комбайнов - 6, грузовых автомобилей - 15.

В конце 70-тых годов (1978) началось строительство квартир. Работающих в колхозе было 600 человек. За хорошую работу передовики производства награждались орденами и медалями.

В 80-тых годах урожайность зерновых составила 28-30 ц/га, сахарной свёклы -250-270 ц/га. Надой молока на одну фуражную корову - 2500-2800 кг. Работало в колхозе 400-330 человек. Возделывались овощи на 32 га. (кормовая свёкла, картофель, арбузы, дыни, помидоры, огурцы, капуста и др.) и занимались садоводством на площади 43 га.

Бригадиром овощеводства и садоводства была Дубенцева Матрёна Афанасьевна. В 1986 году Беседин Петр Михайлович, проработав 28 лет, уходит на заслуженный отдых его заменяет Евсеев Николай Иванович, 1952 года рождения, инженер-механник пообразованию (высшее). Он с семьёй переехал из села Николаевка Новооскольского района где работал инженером в колхозе.

С 1986 по 1995 годы работающих уже сократилось до 207 человек. Но благодаря технике производство возрастало. Доярки работали в две смены. Надой на фуражную корову увеличился до 4000 кг., урожайность зерновых - 20-35 ц/га., а в 1990 году - 41,4 ц/га. А урожайность сахарной свеклы наоборот уменьшилась, своих свекловичниц не стало (ушли на пенсию) стали на прополку привлекать молдован. Увеличилась площадь подсолнечника.

С 1986 по 1995 год в колхозе построено: комплекс для КРС с современным оборудованием, где имелись 3 корпуса производства молока, родильное отделение, корпус выращивания молодняка, кормозапарник, летние лагеря для коров, корнеклубнехранилище, силосные ямы. Территория заасфальтирована, а площадки летних лагерей забетонированы. Работников стали подвозить на комплекс на автобусе.

Построены: крытая площадка для протравливания семян, крытый заасфальтированный зерноток, новая столовая, автодороги по селу заасфальтированные 4 км. Закончено строительство жилых домов, построено 26 домов 2-х квартирных, 7 домов одноквартирных .

В 1992 году построена большая ремонтная мастерская для с/х техники, автомашин и тракторов. Помещение обогреваемое, имеется слесарная, токарная , красный уголок, комната для учетчиков и бригадира.

В 1996 году построена крытая площадка для хранения комбайнов и тракторов. Село похорошело, все дома крытые под железо и шифер, обложены кирпичом. В селе полностью заасфальтированы центральные улицы.

Прибавилось тракторов и автомобилей. В 1986 году поступил первых комбайн Дон-1500 и первым комбайнером был Васильев Александр Александрович , который занял 1 место на уборке зерновых. Убрал все полеглые хлеба, с которыми «Нива» не справлялась. В 1990 году Васильев Александр Александрович на Дон-1500 убрал большую часть урожая зерновых и намолотил 10000 ц. Затем в колхоз поступило еще 5 комбайнов Дон-1500 , которые вытеснили «Нивы». Поступили тяжелые трактора: это - 2 Кировца, Т-150 колесные 3 штуки и 2 гусеничных. До 1992 года много поступило обрабатывающей техники, тракторов и автомобилей.

В 1992 году колхоз им. Крупской был реорганизован в АОЗТ «Тростенецкое». Вся земля была поделена на паи по 3,5 га на 1 пай.

После 1992 года техники стали закупать меньше и меньше, пока совсем не прекратилась закупка техники. Перестали строить квартиры.

До 1995 года хозяйство еще работало с прибылью , но несопоставимость цен на продукцию подорвало финансовое состояние АОЗТ «Тростенецкое». Постепенно перестали ухаживать за садом, выращивать овощи. Стала убыточным овцеферма и пасека, постепенно все это ликвидировалось. Началось уменьшение поголовья КРС. Надой молока снизился с 4000 кг в 1994 году до 3000 в 1996 году. Урожайность зерновых от 33 ц/га в 1993 году до 23 ц/га в 1996 году. Если до 1996 года была прибыль по хозяйству, то в 1997 году убыток составил 1780 тысяч рублей. Зарплату стали задерживать, рабочие уходили из хозяйства и работающих осталось 140 человек.

На территории населенного пункта имеется светлое, большое, двухэтажное здание средней школы.

В школе есть большой спортзал, столовая, библиотека, светлые классные комнаты. Здание было построено колхозом им. Крупской и вступило в строй в 1974 году. А до этого года школа была восьмилетней и находилось в разных помещениях.

После войны директором Тростенецкой семилетней школы был Чеботарев Василий Иванович. Попов дом опять стал школьным зданием. Учеников было много. Перед войной и после войны в Тростенецкую школу ходили с Каменки, Васильдола, Субботников и Пятницкого. Общее число учащихся после войны доходило до 318 человек. 1 сентября 1948 года учителем математики приехала работать выпускница старооскольского института Кисиленко Надежда Андреевна (1927 .р.), которая проработала учителем физики и математики до 1980 года.

15 августа 1950 года приехала работать Девкина Татьяна Максимовна (1926 г.р.) и проработала учителем начальных классов до 1980 года. В 1950 году директором школы был Кутас Николай Саввич, завучем Зотов Валентин Федорович. С 1951 до 1962 года директором был Рогожин Петр Григорьевич

С сентября 1989 года Тростенецкая восьмилетняя школа стала средней образовательной школой. С 1987 года директором Тростенецкой средней школы  была Доронина Александра Васильевна. Старые школы, «Кредит» и ШКМ снесены, на месте «Кредит» построена амбулатория, а на месте ШКМ два жилых дома Потапова Николая Васильевича и Задорожного Александра Ивановича.

В 1946 году в Тростенец вернулся Беседин Егор Васильевич (1923 г.р.) офицер с молодой женой Бесединой Ниной Федоровной лейтенантом мед. службы, которая стала заведовать медпунктом, расположенным в доме Андреевых. В 1947 году в августе месяце в Тростенец приехала работать фельдшер Пахомова Мария Сергеевна. В 1955 году в бывшем клубе колхоза «Парижской коммуны» открылся медпункт и роддом. Роды принимала с 1955 по 1969 год акушерка Болгова Любовь Алексеевна. В 1970 году в строй вступило новое здание медпункта, расположенное в школьном саду. В настоящее время это здание продано под жилой дом. В 1994 году построено большое здание врачебной амбулатории с кабинетами. Первым врачом терапевтом был Фатьянов Юрий Васильевич, он проработал один год. Затем его сменила Осколтова Татьяна Алексеевна, она тоже недолго проработала. В настоящее время заведующей работает фельдшер Беседина Татьяна Ивановна, акушеркой Пахомова Евгения Ивановна.

После объединения колхозов в один колхоз имени Крупской в 1955 году в селе Тростенец построили новый клуб, где находилось правление колхоза и библиотека. В новом клубе первым заведующим был Пахомов Афанасий Петрович, библиотекарем была Мошкина Александра Ивановна. После Афанасия Петровича работал заведующим Андреев Александр Ильич.


Дата последнего изменения: 08 Сен 2017 17:14